Симптомы и лечение заболеваний желудочно-кишечного тракта: гастрита, язвы желудка.

Рубцовые стриктуры пищевода


Рубцовые стриктуры пищевода

Рубцовые стриктуры пищевода

Рубцовые стриктуры (сужения) пищевода (РСП) являются осложнением острых и хронических воспалительных процессов пищевода различной природы. Наиболее часто они развиваются в исходе коррозивного эзофагита, обусловленного химическим ожогом, и рефлюкс-эзофагита, вызванного забросом агрессивного желудочного и/или кишечного содержимого на фоне несостоятельности пищеводно-желудочного замыкательного механизма. Нередко наблюдаются и послеоперационные стриктуры пищевода, а точнее – пищеводных анастомозов.

Эзофагиты другой этиологии как причина РСП встречаются значительно реже (при туберкулезе, сифилисе, дифтерии, системных заболеваниях соединительной ткани – чаще склеродермии, радиационном поражении и др.).

Этиология и патогенез

Послеожоговые РСП являются осложнением химических ожогов пищевода. Последние возникают в результате случайного или преднамеренного (например, с целью самоубийства) приема едких веществ (кислот, щелочей и других химически агрессивных субстанций), обычно в жидком виде. В прошлом нередко встречались ожоги пищевода каустической содой, уксусной эссенцией, серной кислотой. В настоящее время чаще наблюдаются ожоги чистящими жидкостями, раствором аммиака, электролитом для заправки аккумуляторных батарей. Ожоги щелочами протекают в целом более тяжело, так как при этом формируется глубокий колликвационный (влажный) некроз, поражающий не только всю толщу пищеводной стенки, но и нередко распространяющийся на окружающую клетчатку и соседние органы. При ожогах кислотами образуется коагуляционный (сухой) некроз в виде плотного струпа, который в какой-то мере ограничивает дальнейшее проникновение кислоты в более глубоко лежащие ткани.

В течении ожоговой болезни выделяют IV периода. Первые 3 периода продолжаются по 2 недели, IV период от 2 недель до 2 лет:

I период – гиперемия, отек, некроз;

II период – формирование ожогового струпа;

III период – отторжение ожогового струпа;

IV период – формирование рубцовой стриктуры.

Различают три степени тяжести химического ожога пищевода.

I степень характеризуется поражением поверхностных слоев эпителия слизистой пищевода. Вследствие ожога развивается десквамативный эзофагит, в исходе которого, как правило, происходит полное выздоровление. При II степени ожога слизистая поражается на всю глубину с частичным вовлечением подслизистого слоя. Развивается язвенно-некротический эзофагит, а впоследствии – послеожоговая РСП. При III степени наблюдается поражение всех слоев стенки пищевода, нередко некроз распространяется на параэзофагеальную клетчатку, трахею, плевру, перикард и другие органы. Иногда наступает перфорация пищевода как следствие деструкции стенки органа. Тяжесть ожога зависит от характера, концентрации и количества выпитой агрессивной жидкости.

В клинической картине ожога пищевода преобладают сильные жгучие боли в полости рта, за грудиной и в эпигастрии, осиплость голоса, одышка, сильное слюнотечение. Вскоре после приема агрессивной жидкости развивается тяжелая дисфагия; попытка проглатывания жидкости резко болезненна. Часто бывает многократная болезненная рвота. Развивается картина интоксикации, вызванная резорбтивным действием яда. Нарастают гипертермия, олигоанурия. Ряд больных погибает именно от нарастания полиорганной недостаточности в первые часы после ожоговой травмы. Перфорация пищевода (или желудка) при III степени ожога резко ухудшает прогноз.

Если осложнения не развились, состояние больных к концу первой недели после ожоговой травмы заметно улучшается. Уменьшается интенсивность болей, саливация и жажда, улучшаются самочувствие и сон. Больные начинают глотать жидкую и густую пищу. Лишь с шестой-седьмой недели дисфагия возникает вновь, свидетельствуя о формировании РСП.

Задача инструментальных методов диагностики в первые дни после ожога пищевода состоит в том, чтобы исключить развитие жизнеопасных осложнений. Рентгеноскопия пищевода осуществляется, как правило, с водорастворимым контрастом и служит для диагностики перфорации пищевода и пищеводно-респираторных свищей. Эндоскопическое исследование многие специалисты считают противопоказанным (значительный риск перфорации!), хотя в ряде клиник оно используется для диагностики III степени ожога пищевода и особенно желудка, когда ранняя операция может предупредить развитие перфоративного медиастинита и/или перитонита. Обзорная рентгенография и ультразвуковое сканирование грудной клетки помогают установить диагноз плеврита и перикардита.

Первая помощь при химическом ожоге пищевода направлена на уменьшение агрессивных свойств токсического вещества. До прибытия «скорой помощи» больной должен прополоскать рот большим количеством воды, затем выпить воды и вызвать рвоту, повторяя эти действия несколько раз. Врачебная помощь заключается во введении анальгетиков (при возможности наркотических), седативных средств и промывании желудка через тонкий резиновый зонд, введенный через нос. Пациенты с химической травмой пищевода нуждаются в госпитализации, оптимально – в токсикологическое или реанимационное отделение. Там им проводят комплексное консервативное лечение (форсированный диурез, при необходимости – аппаратные методики детоксикации, антибактериальную терапию, введение кортикостероидов и т. д). По мере выведения больного из тяжелого состояния и формирования РСП к лечению подключается хирург.

Чтобы предупредить развитие РСП и уменьшить выраженность рубцового процесса, возможно применение раннего (профилактического) бужирования пищевода, начиная с 5 по 10 сутки после ожога. Определенный эффект оказывают протеолитические ферменты (лидаза), кортикостероиды и гипербарическая оксигенация.

Пептические стриктуры пищевода являются осложнением рефлюкс-эзофагита. В свою очередь, рефлюкс-эзофагит вызывается различными нарушениями замыкательного аппарата пищеводнокардиальной области, среди которых наиболее часто встречаются грыжи пищеводного отверстия диафрагмы (ГПОД). У ряда больных рефлюкс-эзофагит развивается после операций на пищеводе и желудке (гастрэктомии, проксимальной резекции желудка, резекции пищевода, эзофагокардиомиотомии и др.). При длительном течении эзофагита воспалительный процесс распространяется на мышечный слой и даже на параэзофагеальную клетчатку с формированием РСП. Кроме того, стриктура может развиться при заживлении пептической язвы пищевода.

Обычно образование пептической РСП – процесс довольно длительный (в сравнении с послеожоговым сужением), растянутый на месяцы и годы. Однако в ряде случаев он развивается стремительно, например, при длительном стояния назогастрального зонда, обычно у больных, перенесших операции на органах брюшной полости с тяжелым, осложненным течением послеоперационного периода.

Послеоперационные рубцовые стриктуры чаще всего являются сужениями не самого пищевода, а анастомозов пищевода с желудком или кишкой, накладываемых при гастрэктомии, проксимальной резекции желудка или резекции пищевода. Причины их развития разнообразны: технические погрешности при формировании анастомоза (избыточная или недостаточная мобилизация сшиваемых органов, вовлечение в шов большого массива тканей, применение слишком толстых и грубых нитей и т. д.), вторичное заживление несостоятельности швов, значительная ишемия тканей в зоне соустья, индивидуальная реакция на шовный материал.

Нередко в клинической практике встречаются ситуации, когда в патогенезе РСП участвуют различные факторы. Так, в процессе формирования дистальной послеожоговой стриктуры пищевода вследствие вторичного укорочения пищевода развивается ГПОД. После проведенного бужирования просвет пищевода восстанавливается, но очень скоро стриктура рецидивирует, но уже не как ожоговая, а как пептическая, поскольку антирефлюксный механизм, ввиду повреждения дистального сегмента пищевода, резко нарушен.

Классификация

Классифицируют РСП по различным признакам (локализация и выраженность сужения, характер его, количество стриктур, наличие осложнений и др.).

Так, например, в классификации послеожоговых РСП Э. Н. Ванцяна и РА. Тощакова (1971) различают высокие стриктуры – глоточные, шейные, бифуркационные – и низкие – расположенные от эпифренальной части пищевода (т. е. нижнегрудного отдела) до кардии. По протяженности выделяют короткие (до 3 см) и трубчатые (более 3 см) стриктуры. Наконец, РСП бывают одиночными и множественными (двойной, тройной локализации и более).

Более подробную классификацию послеожоговых РСП предложили Г. Л. Ратнер и В. И. Белоконев (1982). Она является составной частью классификации так называемой послеожоговой непроходимости пищевода, которая бывает не только механической (обусловленной собственно стриктурой), но и функциональной (анорексия, функциональная дисфагия). Авторы классифицируют непроходимость пищевода по этиологии (ожоги кислотами, щелочами и другими агрессивными агентами); по времени развития (ранняя – до 4 недель, поздняя – позже 4 недель). Послеожоговые РСП разделяют так:

1. По степени сужения (соответственно выраженности дисфагии).

2. По локализации стриктуры:

а) высокие – устье пищевода, шейный отдел;

б) срединные – аортальные, бифуркационные;

в) низкие – эпифренальные, кардиальные;

г) комбинированные – пищевода и желудка.

3. По протяженности:

а) короткие: мембранозные, циркулярные (менее 3 см);

б) трубчатые (более 3 см);

в) четкообразные;

г) тотальные.

4. По форме супрастенотического расширения:

а) коническая;

б) мешотчатая.

5. По наличию осложнений:

а) ложные ходы в средостение;

б) дивертикулы пищевода;

в) рубцовое укорочение пищевода;

г) пищеводно-респираторные свищи.

Классификация пептических стриктур пищевода, по сравнению с послеожоговыми, значительно проще. Так, А. Ф. Черноусов и соавт. (1999) считают принципиально важным деление пептических стриктур на короткие (до 3 см) и протяженные (более 3 см), а также на первичные (развиваются как осложнение рефлюкс-эзофагита на почве ГПОД) и вторичные (являются осложнением безуспешных, часто повторных, хирургических вмешательств на кардии).

Рубцовые стриктуры пищеводных анастомозов классифицируются по виду анастомоза (пищеводно-желудочный, пищеводнотолстокишечный, пищеводно-тонкокишечный), уровню его расположения (высокие – шейного и верхнегрудного отделов пищевода, низкие – средне– и нижнегрудного отделов), протяженности (короткие – до 1 см, протяженные – более 1 см) и степени стеноза. Так, сотрудники отделения эндоскопической хирургии РНЦХ РАМН выделяют 4 степени сужения пищеводных анастомозов: I – диаметр соустья 9-11 мм; II – 6–8 мм; III – 3–5 мм; IV – 0–2 мм (Ю.И. Галлингер, Э. А. Годжелло, 1999, Э. А. Годжелло, Ю.И. Галлингер, 2006). Такое деление определяет характер инструментария, который можно использовать для эндоскопического лечения стриктуры, и, кроме того, коррелирует со шкалой дисфагии (см. раздел «Рак пищевода»).

Клиническая картина и данные объективного исследования

В клинической картине РСП ведущим является симптомокомплекс нарушения проходимости пищевода, который составляют дисфагия, пищеводная рвота, потеря массы тела. Появление и прогрессирование этой симптоматики различаются при разных по происхождению типах РСП.

При послеожоговой рубцовой стриктуре через неделю после химической травмы глотание становится менее болезненным и более свободным, это связано с уменьшением отека. Постепенно болезненность проходит, дисфагия уменьшается. Однако с шестой недели по мере замещения грануляций фиброзной тканью вновь усиливается дисфагия, которая носит прогрессивно нарастающий характер. Приспосабливаясь к своему страданию, больные долго и тщательно пережевывают пищу, запивают ее жидкостью. Прием пищи существенно растягивается во времени. Затем, по мере ретракции рубцов, проходимость пищевода ухудшается. Возникает пищеводная рвота – сразу после проглатывания пищи. Далее пациент перестает глотать даже воду. Тяжелая обструкция пищевода, характеризующаяся III и IV степенями дисфагии, обычно сопровождается слюнотечением. Больные с трудом проглатывают слюну и вынуждены ее выплевывать, поэтому возникает ложное ощущение, что слюны стало выделяться существенно больше, чем раньше.

При длительном течении РСП пациенты довольно резко теряют в весе, вплоть до развития кахексии. При наличии выраженной дисфагии масса тела снижается весьма быстро.

Пептические стриктуры пищевода характеризуются несколько иной картиной. Длительное время у больных присутствуют жалобы, типичные для рефлюкс-эзофагита: изжога, отрыжка кислым желудочным содержимым или воздухом, боли за грудиной. Изжога усиливается после еды и в наклонном положении туловища, а также при физической нагрузке. По мере формирования стриктуры появляется дисфагия, а изжога уменьшается и даже исчезает. Нередки боли за грудиной как при глотании, так и вне его, и боли в проекции мечевидного отростка грудины. Эрозии и язвы пищевода, сопутствующие пептической стриктуре, могут являться источником кровотечения, иногда довольно массивного.

В случаях развития послеоперационных РСП дисфагия появляется в сроки от 3–4 недель до 2–3 месяцев после хирургического вмешательства с наложением пищеводного анастомоза. Симптоматика таких стриктур напоминает таковую при сужениях пищевода другой природы, о которых упоминалось ранее.

Объективное исследование при РСП выявляет симптомы недостаточного питания: похудание, снижение тургора и эластичности кожи, истончение подкожного жирового слоя, атрофию скелетных мышц. Иногда при тяжелом сужении пищевода ощущается дурной запах изо рта вследствие застоя и гниения слизи и пищевых масс в супрастенотическом сегменте.

Лабораторная и инструментальная диагностика

В анализах крови наблюдаются неспецифические изменения. Могут быть выявлены анемия, электролитные нарушения. Объективным показателем расстройства водного баланса служит появление признаков «сгущения» крови: повышение содержания гемоглобина, гематокрита, эритроцитов и общего белка. В процессе проведения инфузионной терапии и парентерального питания эти показатели изменяются, приближаясь к «истинным» значениям, не замаскированным процессом тяжелой дегидратации. В ряде случаев – при выраженном эзофагите и аспирационных легочных осложнениях – имеет место лейкоцитоз.

Инструментальная диагностика РСП базируется на рентгенологическом и эндоскопическом исследованиях.

Для рентгеноскопии пищевода применяют жидкую взвесь сульфата бария. При выраженных его сужениях эффективно использование водорастворимого контраста (урографин, триомбраст, омнипак).

Послеожоговые стриктуры обычно циркулярные – трубчатые или кольцевидные, реже мембранозные, клапанные. Просвет органа в области стриктуры резко сужен вплоть до полной облитерации, при этом определяется супрастенотическое расширение в виде конуса или чаши (рис. 27).

Контуры сужения бывают довольно гладкими, рельеф слизистой отсутствует, перистальтика обычно не выявляется. При наличии множественных стриктур вышележащая диагностируется легко, но мешает обнаружению нижележащих.

Пептические РСП могут быть различной протяженности и почти всегда сочетаются с ГПОД. Короткая стриктура имеет вид симметричного сужения с ровными контурами длиной 1–2 см (рис. 28).

Протяженная пептическая стриктура цилиндрической формы, расположена в дистальной части пищевода. Длина ее может превышать 3–5 см. Стенки стриктуры ригидны, складки слизистой утолщены, извилисты. В ряде случаев в зоне сужения можно обнаружить язвенную нишу.

Эндоскопическое исследование в случае послеожоговой РСП выше стриктуры выявляет картину хронического эзофагита. В пищеводе при этом задерживаются слизь, слюна, остатки пищи. Могут быть видны рубцы в виде перемычек, гребней, клапанов.

Рис. 27. Рентгенограмма пищевода при его послеожоговом рубцовом сужении . На снимке видны супрастенотическое расширение конической формы и протяженная стриктура средне– и нижнегрудного отделов пищевода.

Вход в стриктуру может располагаться как по центру, так и эксцентрично. Важной задачей эндоскопии является диагностика ожогового поражения глотки, что серьезно влияет на планирование объема операции. Участки рубцовых изменений могут чередоваться с непораженными, что бывает при двойных и множественных стриктурах. У больных с наложенной гастростомой для полноценного исследования пищевода применяют, помимо обычной, ретроградную эзофагоскопию.

При пептических РСП пищевод выше стриктуры обычно расширен, содержит пену, слизь, остатки пищи. Слизистая в области сужения частично или полностью разрушена. Стенки пищевода ригидны, на сохранившейся слизистой – изъязвления, покрытые некротическими тканями и пленками фибрина. Слизистая часто рыхлая и при малейшем контакте с эндоскопом кровоточит, хотя может выглядеть и малоизмененной.

Рис. 28. Рентгенограмма пищевода при короткой пептической стриктуре на почве ГПОД. Пищевод укорочен, часть кардиального отдела желудка находится в заднем средостении. (Приводится по: Е.М. Каган. Рентгенодиагностика заболеваний пищевода. М., 1968)

Пищеводные анастомозы чаще бывают сужены циркулярно. Реже соустье имеет неправильную форму за счет большего вовлечения в процесс одной из стенок. Супрастенотическое расширение обычно не выражено. Явления застойного эзофагита выявляются только при значительных сужениях. Как правило, стриктуры пищеводных соустий короткие (5-10 мм), реже – протяженные.

Дифференциальная диагностика

Ввиду наличия характерного анамнеза диагностика послеожоговых РСП, как правило, не вызывает затруднений. Гораздо труднее выявить раковую опухоль на фоне послеожоговых рубцов. Обычно это происходит через 10–15 и более лет после химического ожога. Клинические проявления рака пищевода возникают на фоне его послеожоговой стриктуры, что нередко приводит к запоздалой диагностике рака.

Пептическую стриктуру пищевода иногда следует дифференцировать с эндофитной циркулярной раковой опухолью. При доброкачественной РСП эндоскопически в месте сужения пищевода определяется гладкая слизистая с фиброзной тканью. Иногда нелегко отличить от опухоли и тяжелые эрозивно-язвенные изменения слизистой пищевода на фоне стриктуры, когда очаги изъязвления соседствуют с участками регенерации и пленками фибрина. Складки слизистой при этом либо отсутствуют, резко обрываясь на уровне стриктуры, либо изъедены и деформированы, что макроскопически соответствует «раковому рельефу». С целью дифференциальной диагностики рака пищевода и РСП применяют эндоскопию с биопсией, рентгеновское исследование, КТ, МРТ, эндосонографию пищевода.

При рубцовых сужениях пищеводных анастомозов нужно проводить дифференциальный диагноз с пептической стриктурой (при низкой локализации внутригрудного соустья) и рецидивом рака в зоне анастомоза. При рецидиве рака на одной из стенок пищевода (анастомоза) видны белесоватые разрастания, отличающиеся по виду от слизистой пищевода и полосок рубцовой ткани. Грануляции представляются ярко-красными разрастаниями, легко кровоточащими при контакте с эндоскопом и занимающими всю окружность анастомоза, тогда как рецидивная опухоль поражает обычно одну из его стенок. В таких случаях необходимо выполнять биопсию из нескольких участков окружности анастомоза.

Лечение

Основным методом лечения различных РСП является бужирование, то есть расширение стриктуры с помощью специальных инструментов – бужей. При этом происходит растяжение и частичное разрушение грануляций и соединительной ткани в области стриктуры, что ведет к восстановлению просвета пищевода и, следовательно, полноценного перорального питания. При невозможности проведения бужирования или при его неэффективности прибегают к эзофагопластике (ЭП). Важными элементами лечения пептических РСП являются антирефлюксные операции и медикаментозная терапия.

Бужирование пищевода. Существует несколько способов бужирования. В прошлом широко применялось бужирование «вслепую», через рот. Однако этот метод сопровождался высокой частотой такого опасного осложнения, как перфорация пищевода. Поэтому сейчас «слепое» бужирование практически не используют. На смену ему пришли более надежные методы, позволяющие контролировать прохождение бужа через стриктуру.

Рис. 29 Бужи Savary-Gilliard с внутренним каналом для насаживания бужа на струну-направитель. (Приводится по: Э.А. Годжелло, Ю.И. Галлингер. Эндоскопическое лечение стриктур пищеводных анастомозов. М., 2006)

Возможно введение бужа под прямым контролем эндоскопа. Такой способ эффективен и безопасен для расширения коротких стриктур (например, стриктур пищеводных анастомозов). Для бужирования протяженных РСП он менее надежен, поскольку контролировать ход бужа через продленное сужение эндоскопическим путем почти невозможно.

В современных условиях применяют бужирование по направляющей струне специальными бужами, имеющими канал для проведения струны – типа Savary-Gilliard и им подобными (рис. 29).

Вначале металлическую струну с атравматическим пружинным наконечником проводят за область сужения под контролем эндоскопа. Затем нанизывают буж на струну-направитель и осторожно продвигают буж через стриктуру (рис. 30).

Рис. 30. Бужирование РСП по струне-направителю. Через стриктуру проводятся: А – струна (под контролем эндоскопа); Б – кончик бужа; В – средняя часть бужа. (Приводится по: Т. Rice «Dilation of Peptic Esophageal Strictures», Operative Techniques in Cardiac & Thoracic Surgery, Vol. 2, No. 1 (February), 199: pp 100–116)

После небольшой экспозиции буж извлекают и проводят бужирование расширителем большего размера.

Рис. 31. Ретроградное форсированное бужирование пищевода. Кончик бужа пришит к направляющей нити. Тягой за нить осуществляют интраоперационное проведение бужа через гастротомическое отверстие… (Приводится с изменениями по: Г.Л. Ратнер, В. И. Белоконева. Ожоги пищевода и их последствия. М., 1982)

На следующий день выполняют контрольную рентгеноскопию пищевода для уточнения эффективности бужирования и исключения перфорации. Через 2–3 дня можно приступить к повторному бужированию.

Наконец, при множественных и протяженных стриктурах применяют метод бужирования за направляющую нить. Первое бужирование требует выполнения небольшой лапаротомии. Выполняется гастротомия, из желудка извлекают направляющую струну и заменяют ее прочной нитью (капрон № 4–5). Этой нитью прошивают кончик бужа. Затем производят ретроградное бужирование (рис. 31) и после необходимой экспозиции буж извлекают. Нить выводят наружу через желудок и переднюю брюшную стенку, желудочную стенку фиксируют к париетальной брюшине вокруг нити по типу гастростомы по Кадеру.

По окончании процедуры верхний конец нити выводят через нос. Тем самым сохраняется возможность для выполнения повторных бужирований (после выведения нити через рот и фиксации к ней бужа последний проводят ортоградно).

Многие технические детали бужирования могут существенно различаться у разных исполнителей и в разных клиниках. Так, обезболивание может быть местным (орошение глотки спреем лидокаина) или общим (внутривенный или эндотрахеальный наркоз). Экспозиция бужа варьирует от нескольких минут до часа и более. Используются разные схемы поддерживающего бужирования и т. д. Но в большинстве случаев лечение послеожоговых РСП довольно длительное и занимает от 6 месяцев до нескольких лет. Эндоскопическое наблюдение следует проводить пожизненно – ввиду опасности возникновения раковой опухоли на фоне стриктуры.

Рис. 32. Фундопликация по Ниссену. (Приводится по: А. А. Шалимов и соавт. Хирургия пищевода. М., 1975)

В последние годы в качестве альтернативы бужированию применяют баллонную дилатацию РСП. Результаты лечения примерно соответствуют таковым при бужировании, однако стоимость его значительно выше ввиду необходимости использования дорогостоящего расходного оборудования. Это обстоятельство существенно ограничивает широкое внедрение в практику данного метода лечения РСП.

Антирефлюксные операции. Применяются для лечения пептических стриктур пищевода. Как правило, используются различные виды фундопликации и эзофагофундорафии. В нашей стране наиболее распространена фундопликация типа Ниссена. При этом формируют манжетку из стенок желудка, сшиваемых вокруг пищевода. Образующийся в области кардии клапан функционирует как антирефлюксный барьер (рис. 32).

За рубежом популярны, кроме того, операции Белеи, Хилла, Коллиса, Дора, Тупе. Эти вмешательства устраняют ГПОД, препятствуют желудочно-пищеводному рефлюксу и в ряде случаев позволяют избежать развития осложнений, характерных для фундопликации по Ниссену (избыточная функция фундопликационной манжеты, с чем связаны затруднение или невозможность срыгивания и рвоты). При этих операциях выполняется парциальная фундопликация, заключающаяся не в полном окутывании пищевода стенками желудка, а в частичной фиксации дна желудка кпереди от пищевода (операция Дора) или кзади от него (операция Тупе). Основные этапы операции Белеи – мобилизация пищевода трансторакальным доступом, формирование фундопликационной манжеты на 240? и фиксация ее специальными швами к абдоминальной поверхности диафрагмы с дальнейшим ушиванием пищеводного отверстия диафрагмы до нормальных размеров.

Идея операции Коллиса заключается в удлинении абдоминальной части пищевода за счет создания желудочной трубки из правой половины желудка (т. е. части его, прилегающей к малой кривизне). При этом часть желудка низводится из грудной полости в брюшную, воссоздается острый угол Гиса (рис. 33). В современной практике эта операция применяется при сочетании рефлюкс-эзофагита или пептической стриктуры с вторичным укорочением пищевода и, как правило, сочетается с каким-либо вариантом фундопликации (операции Коллиса-Ниссена и Коллиса-Белси).

Тем самым купируется эзофагит и восстанавливается проходимость пищевода.

При необходимости после антирефлюксных операций делают поддерживающее бужирование. Обязательным элементом терапии рефлюкс-эзофагита является медикаментозное лечение (антациды, антисекреторные средства – обычно Н2-блокаторы гистаминорецепторов и блокаторы протонной помпы, прокинетики, антихелико-бактерные препараты и др.).

Резекция пищевода с одномоментной эзофагопластикой (ЭП) и шунтирующая ЭП. При неэффективности или невозможности бужирования, неудаче антирефлюксных операций показана резекция пищевода. Пораженный пищевод необходимо (при наличии технических возможностей и если позволяет состояние больного) удалить. Это позволяет радикально устранить риск озлокачествления в области стриктуры и использовать заднее средостение для проведения желудочного или кишечного трансплантата. Функциональные результаты заднемедиастинальных ЭП существенно лучше, чем загрудинных и тем более антестернальных. Оптимальным объемом операции является субтотальная резекция или экстирпация пищевода. У пациентов с высоким хирургическим риском допустимо не удалять собственный пищевод, а выполнять шунтирующую ЭП желудочным или кишечным трансплантатом. Главный недостаток резекционной операции – высокая травматичность.

Рис. 33. Схема операции Коллиса: А – положение желудка до операции; Б – на желудок наложены жомы; В – рассеченные стенки желудка сшиты; Г – вновь созданное дно желудка низведено в брюшную полость. (Приводится по: Б. В. Петровский и соавт. Хирургия диафрагм. М., 1965)

Однако во многих специализированных клиниках процент осложнений и летальных исходов после ЭП сведен к минимуму. Так, послеоперационная летальность у больных неопухолевыми заболеваниями пищевода на современном этапе не превышает 3–5%. Функциональные исходы ЭП, как правило, хорошие. Пациенты после успешной операции избавляются от необходимости частых госпитализаций, курсов бужирования и перестают быть «привязанными» к клинике, поскольку бужирования до этого им выполняли многократно.

Следующая глава

med.wikireading.ru

Рубцовые сужения пищевода - послеожоговые стриктуры

Рубцовые сужения пищевода: послеожоговые стриктуры имеют значительную протяженность и чаще расположены в местах физиологических сужений пищевода: глоточно-пищеводного, аортального, диафрагмального. В зависимости от глубины повреж­дения стенки пищевода формируются стриктуры различной протяженности. Пленчатые стриктуры представляют собой тонкие мембраны толщиной в несколько миллиметров, кольцевидные толщиной 2—3 см, трубчатые протяженностью 5—10 см и более, субтотальные и тотальные. Стриктуры могут быть одиночные и множественные, полные и неполные. Ход стриктуры часто бывает извилистым, эксцентрично расположенным. При резких сужениях возникает супрастенотическое расширение пищевода.

Клиника и диагностика рубцового сужения пищевода

Основной симптом послеожоговой стриктуры — дисфагия, которая появляется с 3—4-й недели от начала заболевания. Вначале дисфагия нерезко выра­жена, возникает эпизодически, сопровождается неприятными ощущениями за грудиной. С течением времени сужение пищевода прогрессирует, так как поверхность суженного участка подвер­гается травматизации пищей, что сопровождается воспалительно-рубцовым процессом. Выраженность дисфагии увеличивается, может развиться полная непроходимость пищевода. Задержка пищи вызывает загрудинную боль и срыгивание. При высоких стенозах пищевода пища во время глотания может попадать в дыхательные пути, вызывая ларингоспазм, приступы мучи­тельного кашля и удушья.

При длительно существующих сужениях дистального отдела пищевода, сопровождающихся его супрастенотическим расшире­нием, содержимое пищевода подвергается химическому и бакте­риальному разложению, что вызывает воспалительный процесс, приводящий к еще большему стенозированию пищевода, развитию периэзофагита. Регургитация в этих случаях возникает через значительный промежуток времени после еды. Среди других симптомов послеожогового сужения пищевода часто наблюдаются боли за грудиной при приеме пищи, повышенная саливация, отрыжка, изжога. В результате нарушения питания прогрессирует истощение больных.

Одним из наиболее частых осложнений рубцового сужения пищевода является обтурация пищевода пищей, при которой необходима неотложная медицинская помощь (эзофагоскопия для извлечения пищевого комка). Часто развиваются хрони­ческие воспалительные заболевания бронхов и легких вследствие регургитации пищи и аспирации ее в дыхательные пути. В ре­зультате продольного рубцового укорочения пищевода возможно образование или увеличение грыжи пищеводного отверстия Диафрагмы. Возможно развитие раковой опухоли в области стриктуры. У больных со стенозами чаще, чем у здоровых людей, наблюдается перфорация пищевода во время инструментальных исследований.

Диагноз стеноза пищевода подтверждают данные анамнеза и рентгенологического исследования с жидким и густым контраст­ным веществом (рис. 71). Сужения пищевода имеют трубкообразную форму, рельеф слизистой оболочки в области сужения отсутствует, перистальтика не определяется. В результате рубце­вания и воспаления просвет пищевода в области сужения имеет неправильную форму. Над стриктурой часто имеется супрастенотическое расширение, возни­кает усиленная пери­стальтика. При эзофаго­скопии выявляют наличие эзофагита, карманов, руб­цов.

Оба метода исследова­ния позволяют уточнить степень, локализацию, протяженность сужения, его ход, наличие супрастенотического расшире­ния, пищеводно-бронхиального свища.

 

Рис. 71. Послеожоговая стриктура пищевода (рентгенограмма).

Лечение: основ­ным методом лечения стриктуры пищевода пос­ле химического ожога яв­ляется бужирование, ко­торое приводит к стойко­му выздоровлению 90— 95% больных.

В отличие от раннего (с 9—11-го дня после ожога) позднее бужиро­вание проводят с целью расширения уже развив­шегося сужения пищево­да. Начинают бужирова­ние с 7-й недели. Бужирование. показано всем больным с после-ожоговыми стриктурами пищевода, когда удается провести через сужение металлический проводник. Противопоказания к бужированию: медиастинит, пищеводно-бронхиальный свищ. Для дости­жения стойкого клинического эффекта лечение бужированием необходимо проводить в течение многих недель и даже месяцев. Применяют:

1) «слепое» бужирование через рот; 2) расширение пищевода рентгеноконтрастными полыми пластмассовыми бужами по металлическому проводнику; 3) бужирование под контролем эзофагоскопа; 4) бужирование по принципу «бужирования без конца»;

5) ретроградное бужирование.

Бужирование через рот вслепую показано при небольших по протяженности кольцевидных стриктурах верхне- и среднегрудного отделов пищевода. Лечение проводят с помощью специального набора бужей. Если буж проходит легко, проводят буж следующего по толщине номера. Методика бужирования была усовершенствована при примене­нии металлических проводников и рентгеноконтрастных полых бужей. Они дают возможность рентгенологического контроля для определения,хода стриктуры и продвижения бужа по пищеводу, что повышает эффективность процедуры и уменьшает опасность перфорации пищевода.

Бужирование под контролем эзофагоскопа показано при эксцентрически расположенной стриктуре, извитом канале сужения, выраженном супрастенотическом расширении, когда возникают затруднения при проведении проводника.

«Бужирование без конца» применяют при наличии гастростомы у больных с трубчатыми, извитыми или множественными стрикту­рами. К шелковой нити, введенной через рот и выведенной через гастростому, прикрепляют резиновые трубки различного диаметра. Растягивая, их проводят через суженный участок и оставляют на несколько часов. Ретроградное бужирование через гастростому безопаснее и легче переносится больными.

У некоторых больных механическое расширение рубцовых стриктур пищевода может привести к образованию эзофагита. Опасным осложнением бужирования является прободение пище­вода и развитие медиастинита.

Показания к операции при рубцовых стриктурах пищевода:

1) полная облитерация просвета пищевода; 2) неоднократные неудачные попытки проведения бужа через стриктуру; 3) быстрое рецидивирование рубцовых стриктур после повторных бужирований; 4) наличие пищеводных свищей с трахеей или бронхом; 5) выраженные распространенные стриктуры;

6) повторные перфорации пищевода при бужировании.

При тяжелом истощении для питания больным накладывают гастростому как первый этап лечения.

При выборе метода операции учитывают возраст и общее состояние больного, локализацию и протяженность сужения пищевода. У большинства больных производят одноэтапные пластические операции. Многоэтапную пластику выполняют у ослабленных больных.

При сегментарных стриктурах производят различного рода частичные пластики пищевода. При поражении нижней части пищевода или кардии применяют: наложение обходного пищеводно-желудочного анастомоза, резекцию пораженного участка и замещение его трубкой, образованной из большой кривизны желудка, трансплантатом из тонкой или толстой кишки. При поражении глотки, шейного или шейно-грудного отдела пищевода выполняют проксимальную частичную пластику. Используют трансплантаты из тонкой или толстой кишки. Один конец транс­плантата анастомозируют с пищеводом выше, а другой ниже сужения.

При обширных стриктурах показана тотальная пластика пищевода с предгрудинным или внутригрудным (ретростернальным, внутриплевральным, заднее-медиа-стинальным) расположением трансплантата из тонкой или толстой кишки.

К созданию искусственного пищевода не следует приступать ранее 2 лет с момента ожога. Только после этого срока может выявиться степень рубцевания пищевода и становится ясным, что сформировавшаяся рубцовая ткань не позволит добиться расширения просвета пищевода консервативными методами.

Хирургические болезни. Кузин М.И., Шкроб О.С.и др, 1986г.

Еще статьи на эту тему:

- Неотложная помощь при химических ожогах пищевода и лечение в остром периоде

- Химические ожоги и рубцовые сужения пищевода

- Инородные тела пищевода: симптомы и лечение

extremed.ru

Хирургия (Оперативные методы лечения рубцовых стриктур пищевода)

Кафедра госпитальной хирургии лечебного факультета НГМИ.

Зав. кафедрой проф. Моргунов Г.А .

Преподаватель к.м.н. Старостин С.А.

Работа выполнена студентом 18 группы 5 курса лечебного факультета Чириковым Р.А.

Оперативные методы лечения рубцовых стриктур пищевода.

Из всех относительно доброкачественных сужений пищевода чаще всего встречаются стриктуры после ожогов химическими веществами, развивающиеся постепенно в зависимости от количества и концентрации выпитого раствора.

Из других патологоанатомических изменений, обуславливающих сужение просвета пищевода, следует указать на раковые опухоли, туберкулез, сифилис и другие воспалительные процессы острого или хронического характера, заканчивающиеся образованием рубца в стенке пищевода.

Рубцовые стриктуры, как правило, развиваются при нелеченных или неправильно леченных или очень глубоких и обширных поражениях едкими химическими веществами. Клинические проявления стенозирования начинаются с 4-6 недели после ожога и заключаются в прогрессирующих симптомах нарушения проходимости пищевода (дисфагия, рвота пищей и водой, исхудание). Периодически отмечаются эпизоды полной непроходимости в связи с застреванием твердой пищи. Больным с рубцовыми стенозами пищевода для полноценного питания показано наложение гастростомы. Для уточнения уровня и протяженности стеноза, оценки состояния слизистой оболочки проксимального и дистального отделов пищевода проводят рентгенологическое исследование с контрастным веществом и эзофагоскопию. Для контрастирования дистального отдела пищевода бариевую смесь вводят по катетеру, который подтягивают через гастростому до уровня нижней границы стеноза с помощью нити, проведенной через пищевод. Осмотр дистального отдела производят путем эзофагоскопии через гастростому.

Основным методом лечения рубцовых стриктур является бужирование. Наиболее безопасным методом является бужирование полыми рентгенконтрастными бужами по металлической струне-проводнику под рентгентелевизионным контролем. Позднее бужирование следует начинать с введения самого тонкого бужа под контролем эзофагоскопа. Эта манипуляция проводится под наркозом с применением миорелаксантов. Если расширить просвет пищевода не удается, то накладывается гастростома, что позволяет проводить бужирование сверху вниз и наоборот (так называемое «бесконечное бужирование» по Хакеру).

В случае безуспешности бужирования (сохраняющийся стойкий рубцовый стеноз) применяют оперативное лечение - создание искусственного пищевода.

Предоперационная подготовка.

Больные, нуждающиеся в эзофагопластике, как правило, истощены вследствие невозможности нормального питания. Поэтому при подготовке к операции необходима нормализация белкового и водно-электролитного баланса. С этой целью назначается парентеральное питание, которое у ряда больных может быть полным. При невозможности проведения парентерального питания или его неэффективности показана гастростомия. Для подготовке к эзофагопластике применяют антибиотики широкого спектра действия.

Методы эзофагопластики.

Начало создания искусственного пищевода положил Бирхер (H. Bircher, 1894), предложивший формировать пищевод из кожного лоскута, выкраиваемого в области грудины. Эта операция не получила широкого распространения из-за возникновения пептических язв вновь образованного пищевода, тяжелых дерматитов, множественных свищей, злокачественных новообразований и др.

Удаление пораженного пищевода - весьма травматичная операция, чреватая тяжелыми осложнениями. Признано более целесообразным накладывать обходной искусственный пищевод. Для этого используют желудок, тонкую или толстую кишку (рис. 1).

Решающим успехом этой операции является создание кишечного хорошо васкуляризированного трансплантата нужной длины. У ряда больных из-за особенностей строения сосудистой сети брыжейки тонкой кишки ее не удается мобилизовать. Для создания искусственного пищевода можно использовать толстую кишку. С одинаковым успехом для эзофагопластики применяется правая половина толстой кишки с небольшим участком тощей и левая половина ободочной. Для сегментарной пластики пищевода у некоторых больных успешно применяется центральная часть поперечной ободочной кишки.

Для формирования искусственного пищевода можно использовать большую кривизну желудка.

До начала пятидесятых годов все хирурги вновь созданный искусственный пищевод проводили на шею антеторакально , позже наряду с этим стали использовать внутригрудной путь проведения трансплантата. А. Г. Савиных с помощью сагиттальной диафрагмотомии проводил тонкокишечный трансплантат на шею через заднее средостение . Н.И. Еремеев, Робертсон и Сарджент описали методику загрудинной пластики пищевода. Внутриплевральная эзофагопластика была осуществлена С.С. Юдиным, Ринхоффом.

Вопрос о выборе того или иного способа эзофагопластики и пути проведения трансплантата должен решаться сугубо индивидуально в зависимости от общего состояния больного, анатомических особенностей органов брюшной полости, а также характера архитектоники сосудов кишечника.

При рубцовой стриктуре пищевода место расположения трансплантата выбирают в зависимости от уровня стриктуры. При низком ее расположении наиболее рационально внутриплевральное расположение трансплантата, так как при применении пред- и загрудинной эзофагопластики в остающемся слепом мешке пищевода, выше стриктуры, возможно развитие воспаления, рака и других осложнений.

В случае протяженной стриктуры в средней трети грудного отдела пищевода, когда выше и ниже стриктуры просвет пищевода сохранен, показана сегментарная пластика. Для решения вопроса о целесообразности применения сегментарной пластики необходимо исследование дистального отрезка пищевода, для чего применяют ретроградную эзофагоскопию и эзофагографию. Для пластики используют тонкую или толстую кишку, сегмент которой проводят в грудную полость и анастомозируют с пищеводом выше и ниже стриктуры.

Если стриктура распространяется до кардии желудка, то нижний анастомоз накладывают с желудком.

В случае стриктуры шейного отдела пищевода производят его резекцию с последующей эзофагопластикой свободным сегментом тонкой кишки, кровоснабжение которого обеспечивают с помощью анастомоза между сосудами трансплантата и ветвями шейных сосудов.

Аллопластическое замещение пищевода не получило применения в клинической практике.

Послеоперационное ведение.

В первые двое суток питание больных осуществляется парентеральным путем. На 3-4 сутки после операции начинают дополнительное кормление через гастростому. Необходимо следить за жизнеспособностью трансплантата. В случае расположения трансплантата под кожей наблюдение за ним облегчается. Обычно на вторые сутки после операции при легком постукивании пальцами в области расположения трансплантата можно видеть его перистальтику или тоническое сокращение, что указывает на его жизнеспособность. При некрозе кишки возникает вздутие трансплантата на всем протяжении, затем покраснение кожи над кишкой и появляются признаки интоксикации. В сомнительных случаях следует небольшим разрезом кожи обнажить верхний участок трансплантата с целью контроля его жизнеспособности. При расположении трансплантата в загрудинном пространстве или в плевральной полости единственным объективным способом контроля является осмотр трансплантата на шее. В случае обнаружения некроза необходимо удалить весь трансплантат или его часть. После удаления некротизированной кишки средостение следует дренировать со стороны шеи и брюшной полости.

После эзофагопластики могут развиться такие заболевания, как рефлюкс-эзофагит, связанный с отсутствием кардии или нарушением ее сфинктерно-клапанной функции; нарушение проходимости искусственного пищевода вследствие рубцовых изменений в области анастомозов или на почве рефлюкс-эзофагита; дивертикулы искусственного пищевода; язвы трансплантата; свищи, полипоз и редко рак искусственного пищевода.

mirznanii.com

Рубцовые сужения пищевода: виды, клиника, методы лечения

БЕЛОРУССКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ МЕДИЦИНСКИЙ УНИВЕРСИТЕТ

РЕФЕРАТ

На тему:

«Рубцовые сужения пищевода: виды, клиника, методы лечения»

МИНСК, 2008

Рубцовые сужения пищевода представляют собой результат различных заболеваний и повреждений, которые вызывают потерю части его слизистой оболочки и мышечного слоя. Дефект стенки пищевода постепенно замещается молодой соединительной тканью, по мере созревания которой происходят фиброзно-склеротические изменения и формирование рубца. В связи с циркулярным сморщиванием этой рубцовой ткани образуются сужения пищевода. В случае одновременного продольного рубцового сокращения происходит и укорочение пищевода.

По распространенности рубцовые сужения пищевода занимают второе место после рака пищевода и составляют более 20% от всех заболеваний этого органа.

Выделяют две группы рубцовых сужений пищевода: 1) связанные с желудочно-пищеводным рефлюксом; 2) не связанные с рефлюксом.

Основными причинами повреждений пищевода и образований Рубцовых сужений являются пептический рефлюкс-эзофагит и химические ожоги пищевода. Помимо гастроэзофагеальной реф-люксной болезни (ГЭРБ), рефлюкс в пищевод желудочного, а также и дуоденального содержимого, ведущий к рубцовой стриктуре, может наблюдаться при так называемом пищеводе Баррета, длительной назогастральной интубации, а также склеродермии. Иногда рубцовые сужения могут развиться в результате травматических и ятрогенных повреждений, оперативных вмешательств I на пищеводе и кардиальном отделе желудка, а также быть следствием инфекционных или лекарственных поражений органа.

Рубцовые сужения, связанные с рефлюкс-эзофагитом

Длительно протекающая и тяжелая ГЭРБ, вызванная недостаточностью замыкательной функции НПС, нарушенным пищеводным клиренсом и замедленным опорожнением желудка и проксимальной части тонкой кишки, может привести к пептическому эзофагиту и образованию рубцового сужения. Эти стриктуры возникают приблизительно у 10% взрослых через несколько месяцев или лет от начала появления первых симптомов ГЭРБ. Когда образование стриктуры происходит во время медикаментозного лечения, это означает, что проводимая консервативная терапия была неадекватной.

Вместе с тем, почти у половины больных с пептическим рубцовым сужением пищевода единственным симптомом может быть дисфагия без каких-либо предшествующих проявлений рефлюкс-эзофагита. Спонтанное разрешение тяжелого рефлюкс-эзофагита в ряде случаев может свидетельствовать о развитии стриктуры, препятствующей забросу желудочного содержимого в пищевод.

Пептические стриктуры обычно возникают в дистальном отделе пищевода, как раз выше перехода многослойного плоского эпителия в цилиндрический. Однако сужение возможно в верхней и средней части пищевода вследствие затекания сюда желудочного содержимого в ночное время. Высокие рубцовые стриктуры пищевода в большинстве случаев связаны с развитием пищевода Баррета — осложнения ГЭРБ. Пептические язвы и рубцовые сужения могут быть вызваны активной секрецией соляной кислоты цилиндрическим желудочного типа эпителием. Этот эпителий в виде островков-«заплат» может располагаться в различных отделах пищевода, в связи с чем рубцовое сужение развивается как в кардиальном отделе, так и значительно выше, что затрудняет проведение лечения.

Кроме того, в связи с рефлюксом желчи в желудок возможно возникновение рефлюкс-гастрита и язвы желудка. Эта вероятная ситуация должна быть учтена при определении лечебной тактики у больных Рубцовыми стриктурами пищевода.

Длительное нахождение назогастрального зонда, как уже упоминалось, также может привести к образованию рубцового сужения, вследствие рефлюкса желудочного содержимого и в меньшей степени — механической травмы.

Рубцовые сужения, не связанные с рефлюкс-эзофагитом

В настоящее время сужения пищевода, связанные с химическим ожогом, встречаются довольно часто — от 10% до 33% случаев. В основном они возникают после распространенных поражений пищевода концентрированными щелочами, реже - кислотами. Стриктуры могут быть одиночными и множественными, короткими (до 3 см) и протяженными (2/3 пищевода и более), а иногда — всего пищевода. Наряду с Рубцовым сужением пищевода возможны сочетанные поражения глотки, желудка; и других органов. По форме различают: пленчатые стриктуры, имеющие вид грубой складки или косо расположенной перемычки до 0,5 см ширины; кольцевидные стриктуры, достигающие в длину 2-3 см, и трубчатые стриктуры, длина которых от 5 до 10 см и более. Стенка пищевода в области стриктуры утолщена и возможно ее изъязвление.

Микроскопически место стриктуры представлено рубцовой тканью с большими пластами коллагеновых волокон. Помимо различных деформаций рельефа и сужения просвета, вследствие продольной контрактуры рубца, пищевод укорачивается, пищеводно-желудочное соединение смещается в средостение, нарушается замыкательный механизм НПС и возникает сопутствующий рефлюкс-эзофагит. Эти два поражения (сужение пищевода и рефлюкс-эзофагит) протекают по принципу взаимного отягощения и снижают шансы на успех консервативного лечения.

Ятрогенные повреждения пищевода как причины рубцового сужения включают: инструментальные перфорации, различные оперативные вмешательства с целью удаления доброкачественных и злокачественных опухолей, устранение ахалазии, в результате которых возможно формирование, как стриктуры самого пищевода, так и пищеводно-желудочного и пищеводно-кишечного анастомоза. Случайные повреждения пищевода встречаются при операциях на других органах средостения и легких. При этом определенную роль в генезе рубцовых стриктур играют деваскуляризация и денервация пищевода, а также присоединение инфекции в месте вмешательства.

Склеротерапия варикозно-расширенных вен пищевода становится частой причиной рубцового сужения, которое наблюдают приблизительно у 14-50% больных, получивших такое лечение, фиброз стенки пищевода без гастроэзофагеалыюго рефлюкса лежит в основе этого сужения пищевода. Случайные открытые и закрытые повреждения пищевода, а также попавшие в его просвет инородные тела также могут привести к рубцовому сужению.

Нередко у больных с нарушением моторной функции пищевода происходит дополнительное повреждение его стенки с образованием рубцового сужения вследствие застревания проглоченного лекарственного вещества в виде таблеток или пилюль. Локальное растворение препарата и его воздействие на стенку пищевода вызывает воспаление с исходом в рубцовое сужение. Все таблетированные лекарства потенциально могут давать повреждение пищевода, но наиболее известными препаратами являются аспирин, аскорбиновая кислота, хлорид калия, тетрациклин. Таблетированные лекарственные средства являются распространенной, но часто нераспознаваемой причиной сужения пищевода. Больные должны быть проинформированы о необходимости обильного приема жидкости, когда проглатывают таблетированные препараты, и нахождении в вертикальном положении в течение 30-60 мин. Эти сужения часто наступают в средней части пищевода на уровне дуги аорты, но могут быть и в других местах пищевода. Индуцированные лекарствами сужения пищевода наблюдаются преимущественно у больных пожилого возраста, длительно и непрерывно принимающих таблетированные средства.

Инфекции редко вызывают рубцовые сужения, но увеличение их частоты возможно в связи с появлением все большего числа больных с иммунодефицитом в результате СПИДа. В 50% случаев причиной рубцового сужения пищевода является кандидоз (candida albicans), реже туберкулез, гистоплазмоз. Редким системным поражением, вызывающим стриктуру пищевода, может быть болезнь Крона.

Крайне редко сужения средней и верхней трети пищевода обусловлены тонкими кольцевидными мембранами или пленками, покрытыми нормальным эпителием.

Клинические проявления

Ведущим клиническим симптомом рубцового сужения пищевода является прогрессирующая дисфагия, вначале после приема твердой пищи, а затем жидкостей, как правило, протекающая без болевых ощущений. Возможны эпизоды афагии, которые порой возникают внезапно, особенно когда в пищевод попадает инородное тело.

Существенная потеря массы тела, анемия не характерны для рубцового сужения пищевода. При пептическом сужении пищевода могут сохраняться симптомы персистирующего рефлюкс-эзофагита, такие как изжога, отрыжка, регургитация, боли за грудиной.

Диагноз рубцового сужения пищевода устанавливается на основании клинико-анатомических данных, рентгенологического и эндоскопического исследования с прицельной биопсией. Вначале выполняют рентгеноконтрастное исследование пищевода с бариевой взвесью. Оно надежно идентифицирует наличие стриктуры, ее локализацию, диаметр, протяженность, форму и оказывает помощь в планировании предстоящей эндоскопии и дилатаии. При этом легко обнаруживаются скользящие или пара-эзофагеальные грыжи пищеводного отверстия диафрагмы. Эзофагография позволяет дифференцировать другие причины дисфагии. Так, сужение длиной более 20 мм, преимущественно в верхней и средней части пищевода, при отсутствии рефлюкса очень подозрительно на рак пищевода.

Эзофагоскопия с прицельной биопсией является обязательным исследованием, дающим возможность исключить злокачественную опухоль. Она позволяет тщательно оценить локализацию и протяженность сужения, состояние слизистой пищевода выше и после дилатации ниже сужения, а также осмотреть слизистую оболочку желудка и двенадцатиперстной кишки и выявить возможные заболевания, такие как рак, язва, щелочной рефлюкс-эзофагит. Эндоскопист должен быть готов к расширению сужения пищевода до начала исследования.

Манометрическое мониторирование и исследование рН пищевода является важным в диагностике ГЭРБ как причины сужения и помогает в оценке замыкательной функции НПС и пищеводной моторики. Эти исследования облегчают отбор больных на антирефлюксные операции на пищеводе и желудке в сочетании с дилатацией.

Лечение Рубцовых сужений пищевода

При лечении рубцовых стриктур пищевода решают две задачи: 1. Восстановление проходимости пищевода путем его дилатации или операции, заключающейся в расширении суженного сегмента лоскутом из стенки желудка на сосудистой ножке или резекции с последующим замещением трансплантатом из желудка, тощей или ободочной кишки. 2. Устранение причины, лежащей в основе образования стриктуры посредством антирефлюксных мер. При инфекционных стриктурах вначале проводится антимикробная терапия, а затем после купирования воспалительных явлений, в случае окончательного подтверждения рубцового сужения — дилатация.

Иногда воспаление стенки пищевода с выраженным отеком ткани и дискоординированной моторной функцией создает картину сужения, хотя в действительности его нет. При этом рентгенологическое и эндоскопическое исследование позволяет определить эти обратимые изменения, которые купируются после проведения соответствующего консервативного лечения и не требуют бужирования.

Методы лечения рубцовых сужений пищевода.

1. Консервативные:

а) дилатация;

б) дилатация и антирефлюксная терапия.

2. Оперативные:

а) дооперационная и интраоперационная дилатация в сочетании с антирефлюксными операциями;

б) гастропластика и фундопликация при коротком пищеводе;

в) резекция пищевода с замещением его резецированной части трансплантатом из желудка, тонкой или толстой кишки.

Дилатация является ведущим методом лечения всех Рубцовых стриктур пищевода. Основной терапевтической целью дилатации является поэтапное расширение и надрыв рубцовой ткани на всем протяжении сужения без сквозного разрыва стенки пищевода. После достаточного расширения области стеноза исчезает дисфагия и улучшается питание.

С целью дилатации рубцового сужения используются чаще всего бужи и баллонные дилататоры, а также термопластические, гидравлические, пневматические, пневмогидравлические баллонные дилататоры, металлические саморасширяющиеся стенты, трубки из силиконовой резины.

Предпочтение отдается двухпросветным бужам, которые проводятся по струне-направителю от проксимальной части стеноза до дистальной. Предварительное проведение струны-направителя осуществляется под эндоскопическим контролем или через инструментальный канал фиброэндоскопа, находящегося в зоне сужения. Бужирование осуществляется эластическими рентгено-контрастными бужами из поливинилхлорида. Размер бужа зависит от минимального просвета сужения. Повторное бужирование, после предварительного эндоскопического контроля, проводится через 1-2 дня, если не было осложнений. Основной курс бужирования заканчивается после того, как область сужения удалось расширить до 15-17 мм при резистентных к дилатации стриктурах и до 18-20 мм при менее тяжелых стриктурах, что соответствует 40-42 или 46-50 номеру бужа. После устранения стеноза для предупреждения рестеноза производится «поддерживающее» бужирование в течение 2 лет с интервалом 1-2 мес. Некоторые авторы сочетают бужирование с последующим введением на некоторое время различных стентов — трубок или металлических саморасширяющихся стентов в дилатированный сегмент пищевода.

Таким образом, бужирование по струне-проводнику под эндоскопическим и рентгенологическим контролем является ведущим методом лечения рубцовых стриктур пищевода.

Эндоскопическая баллонная дилатация также находит широкое применение в лечении Рубцовых стриктур пищевода. Баллонный дилататор помещают в суженном сегменте в спавшемся состоянии по струне-направителю, затем нагнетают в баллон жидкость под давлением 35-60 мм рт. ст., которое удерживается в течение 1 мин.

У больных с рубцовым сужением пищевода, не связанным с ГЭРБ и не осложненным вторичным рефлюкс-эзофагитом, лечение только с помощью дилатации является вполне эффективным методом в большинстве случаев. У больных с пеитическими стриктурами пищевода или ожоговыми стриктурами, осложнившимися укорочением пищевода и рефлюкс-эзофагитом, проводится антирефлюксная терапия.

При пептических рубцовых стриктурах пищевода, связанных с рефлюксом желудочного содержимого, только медикаментозное лечение позволяет уменьшить явления эзофагита, но не устраняет сужения. В то же время, только восстановление проходимости пищевода с помощью дилатации не предотвращает рефлюкс и рецидив стеноза. Следовательно, после дилатации стенозированного сегмента пищевода необходимо консервативное антирефлюксное лечение, включающее соответствующую диету, прием антацидов и других средств, улучшающих тонус НПС, а также моторную функцию желудка и двенадцатиперстной кишки.

При неэффективности дилатациоиного и медикаментозного лечения показано оперативное вмешательство. До операции производится предварительная дилатация области сужения, а если она оказывается неэффективной, осуществляется интраопераци-онная дилатация в сочетании с антирефлюксной операцией — фундопликацией по Ниссену.

Большинство рубцовых стриктур пищевода, связанных с реф-люксом, локализуются поверхностно и успешно устраняются путем дилатации и фундопликации, в результате этого сохраняется естественный хорошо функционирующий пищевод.

При трудно устранимых глубоких пептических рубцовых сужениях, локализующихся в дистальной части пищевода, субоперационная дилатация производится под визуальным контролем после мобилизации зоны сужения с преднамеренным продольным разрывом или разрезом его передней стенки. Образовавшийся дефект пищевода может быть закрыт дном желудка с фундопликацией по Ниссену. Однако более эффективным методом лечения такого сужения является закрытие дефекта и расширение просвета пищевода заплатой из стенки антрального отдела желудка на сосудистой ножке в сочетании с операцией по Ниссену. Следует отметить, что второй тип операции может быть успешно использован в лечении рубцовых сужений пищевода, вызванных ятрогенными повреждениями, после удаления доброкачественных опухолей пищевода (лейомиома, липома), а также при локальных сужениях после химического ожога. У многих из этих больных ранее выполненные различные операции и дилатации были безуспешными.

При коротком пищеводе и пептической рубцовой стриктуре устранение последней путем дилатации завершается гастропластикой, заключающейся в использовании части желудка, или низведением мобилизованного до дуги аорты пищевода в сочетании с фундопликацией по Ниссену.

При инфекционных рубцовых стриктурах пищевода вначале проводится специфическое лечение, направленное на возбудителя инфекционного процесса. Дилатация должна быть отложена до разрешения воспалительного процесса, который может имитировать необратимую стриктуру.

После дилатации рубцового сужения клиническое улучшение у значительной части больных (60-75%) может продолжаться месяцы и годы, однако рецидив сужения не исключается. При использовании бужей и баллонных дилататоров не всегда удается устранить стриктуру, более того, возможны опасные осложнения, такие как разрыв пищевода и кровотечение.

Хирургическое лечение рубцовых сужений пищевода показано больным, у которых не наступило улучшение от консервативного лечения или возникли осложнения.

Показания к операции при рубцовом сужении пищевода:

1. Облитерация просвета пищевода.

2. Неустранимые или трудно устранимые ригидные сужения протяженностью более 5 см.

3. Необходимость частых дилатации (более одного раза в месяц).

4. Перфорация пищевода.

5. Тяжелый рефлюкс-эзофагит после дилатации и соответствующего лечения.

6. Тяжелая дисплазия слизистой и рак in situ.

7. Пищеводно-трахеальный или пищеводно-бронхиальныйсвищ.

При рубцовом сужении пищевода вследствие химического ожога оперативное вмешательство возможно не ранее, чем через 5 мес после консервативного лечения, так как после операции может наступить стеноз соустья или оставшейся части пищевода.

Тип операции выбирается в соответствии с локализацией и протяженностью стеноза. При рубцовой стриктуре верхней и грудной части пищевода производится его полное замещение трансплантатом поперечно-ободочной или тонкой кишки на сосудистой ножке, при этом проксимальный анастомоз накладывается либо с глоткой, либо с оставшимся верхним отделом пищевода. Дистальиый конец трансплантата анастомозируется с желудком. При этом трансплантат из тонкой или толстой кишки располагается предгрудинно или в грудной полости.

При относительно редко встречающейся рубцовой стриктуре нижней части пищевода для замещения этого сегмента используется только желудок или часть его по большой кривизне, сформированная в виде трубки.

Рубцово-измененный или стенозированный пищевод предпочитают не резецировать, чтобы при этом не повредить блуждающие нервы. На уровне проксимального анастомоза с кишкой он пересекается и полностью выключается из пассажа путем прошивания дистального конца.

При сочетанных ожоговых поражениях глотки, пищевода и желудка лечебную тактику определяют применительно к возникшей клинической ситуации. При выявлении рубцового декомпенсированного стеноза пилороантралыюго отдела желудка производят резекцию желудка с наложением гастроэнтероанастомоза на выключенной по Ру петле, что позволяет предупредить рефлюкс-эзофагит, либо вначале выполняют резекцию желудка с наложением гастростомы для дальнейшего бужирования пищевода. Если полноценное расширение пищевода не удается, после резекции желудка необходимо выполнить эзофагопластику вторым этапом. При поражении всего пищевода и желудка их замена производится с помощью поперечно-ободочной кишки с формированием анастомоза между толстой и петлями тощей кишки по Ру.

Независимо от типа операции все больные в течение 9 дней получают парентеральное питание. Эитералыюе питание разрешается после рентгенологического контрольного исследования. ^ большинства больных результаты эзофаго- и гастропластики вполне удовлетворительные. Стенозы в месте анастомоза возникают крайне редко и устраняются путем дилатации.

Во время лечения больных химическими ожогами пищевода, которые явились следствием суицидальной попытки, необходима оценка психологического статуса и соответствующее лечение. При хронической депрессии ряд больных совершает повторные суицидальные попытки путем приема едких веществ. У больных, проглотивших едкие вещества в состоянии отчаяния во время трапзиторного жизненного кризиса (стресса), в течение лечения в стационаре наступает нормализация психологического статуса при моральной поддержке медперсонала, родственников и друзей, что позволяет им избавиться от проблем, которые привели к попытке самоубийства.

В отдаленные сроки — через 15-20 лет после ожога — в области рубцовой ткани функционирующего пищевода может возникнуть злокачественная опухоль. Она встречается значительно чаще у этих больных по сравнению с общей популяцией. Рецидив стриктуры в поздние сроки и невозможность ее дилатации вызывает сильные подозрения на возникновение злокачественной опухоли. В таких случаях требуется рентгенологическое и эндоскопическое исследование с биопсией, и в случае подтверждения диагноза — резекция пищевода. Возникшая карцинома в рубце пищевода кажется менее агрессивной опухолью, возможно потому, что окружена этой рубцовой тканью. Рак развивается только в функционирующем пищеводе, особенно если он был ранее дилатирован. При резекции пищевода и его замещении иногда наблюдаются опасные осложнения и даже летальные исходы. В связи с этим подобные операции должны выполняться в специализированных центрах и отделениях.

ЛИТЕРАТУРА

Ивашкин В. Т., Трухманов А. С. Болезни пищевода. — М.: Триада-Х, 2000.

Клиническая токсикология детей и подростков: учебное пособие в 2 томах / Под ред. И. В. Марковой. — СПб, 1998.

Рысс Е. С, Шулутко Б. И. Болезни органов пищеварения. - СПб.: Ренкор, 1998.

Богополъский П. М., Курбанов Ф. С. Хирургия пищевода: руководство для врачей. — М.: Медицина, 2001.

xreferat.com


Смотрите также